Тексти

Фанати Black Rebel Motocycle Club про любов до гурту

Максим Комлєв
647

Завтра в Києві вперше зіграє культова американська банда Black Rebel Motorcycle Club. Анонс концерту викликав неабиякий ажіотаж, і вже за тиждень до події квитків у фан-зону не було.

Ми попросили фанів BRMC з досвідом розказати, за що вони люблять групу. У кінці матеріалу знайдете плейлист, створений з улюблених пісень Black Rebel Motorcycle Club, які обрали наші герої.

Аліна Кучма,
концертна фотографиня

Я ніколи не думала, що стану цією людиною, але я застрягла у своїй старій музиці чи моїх спогадах про неї. Світ захопило електронне інді і хіп-хоп, а я люблю гурти, які люблять гітари. Такі гурти як Black Rebel Motorcycle Club мені потрібні, щоб час від часу очищатися. Мені потрібні звуки гітар, які продряпують у мені отвір і випускають усе погане. Окрім того, BRMC — це втілення моєї теорії про два типи гітаристів, де один керує гітарою, а іншим керує його інструмент, рухає ним, як заряди струму. У 2018 вони виглядають дещо архаїчно, з їх шкірянками, кастомними гітарами і стінами з посилювачів, але їх музика надійно вибиває з голови всіляку дурню і прокручує у моїй душі дірочку.

Виділю в них два треки. Annabell Lee написана на вірші Едгара По, а мені автоматично подобаються люди, яким подобається По. Відразу зрозуміло, як у присутності такої людини можна жартувати. А ще вона мені нагадує оповідання Ніла Геймана My Last Landlady.

Звичайно, Ain’t No Easy Way. Тут винна моя любов до Americana/American Gothic і губних гармошок, які вміють так само рвати душу, як і гітари. З їх старих інтерв’ю це чомусь зазвичай вирізали, але the true story is, що BRMC — прихильники Боба Ділана, Джонні Кеша, Едіт Піаф, Леонарда Коена та інших людей з гітарами та/або губними гармошками.

Сєва Солнцев,
звукорежисер

Я слушаю BRMC с 2002 года, поэтому меня можно назвать фанатом со стажем. Хороших рок-музыкантов много, но никто не сравнится по крутости с BRMC. Подобным суровым магнетизмом обладал, пожалуй, только Джонни Кэш. Эта связь с традиционной американской музыкой нежно любима мной, а треки Ain’t No Easy Way и Fault Line люблю настолько, что научился играть их на гитаре.

Аліна Федорова,
вокалістка гурту Singleton

BRMC — крутые. Их первый альбом был для меня гимном нового тысячелетия. Они звучали мощно и свежо. Чего только стоила Whatever Happened to My Rock ‘n’ Roll.

Особенно приятно, что до сих пор чуваки гнут свою линию. Не прогибаются под тренды, а просто продолжают играть музыку, которая их прёт.

Очень жду их концерт. В пятницу впервые увижу BRMC вживую. Уверена, это будет rock’n’roll as it should be.

Karen Sawrey,
музикантка

Люблю Black Rebel Motorcycle Club за нестандартный подход к звучанию. Любовь к ней началась с песни In Like The Rose. Казалось, что играет много человек, а концертное видео показало, что партия гитары — это бас, клавиши — гитара, а как таковой басовой партии нет вовсе, при этом на сцене эти трое создают стену звука.

BRMC вдохновляют искать личный подход к музыке и жизни, на собственном примере учат упорству и верности принципам (за что сами были дважды изгнаны с лейблов и основали свой). Три человека в чёрном вот уже почти 20 лет колесят по свету в стоптанных ботинках, играют музыку, под которую хочется жить, радоваться или с трудом дышать от боли.

Их честность и преданность делу заставляет быть честным с самим собой, делать свою работу на максимум. А ещё — брать гитару и писать песни.

Альона Віолаторка,
програмна директорка фестивалю Respublica

Уже несколько десятилетий говорят, что настоящий рок мертв. Но вот в 2001 году громкий BRMC заставил всех призадуматься, не поспешили ли они с выводами. Это было свежо, дерзко и по-настоящему. Гигантские гитарные рифы и яркие запоминающиеся мелодии всегда были отличительной чертой этих ребят для меня.

Другой важный момент, почему я люблю и уважаю BRMC — их совместная сила и преданность музыке. И это не пустые слова. Когда у барабанщицы Лии Шапиро диагностировали аномалию Киари, которая требовала хирургического вмешательства, она с коллегами не опустила руки, а мужественно пошла на сражение с недугом. И успешно победила. Такие тяжелые истории с хеппи-эндом вселяют надежду на то, что наш мир еще не совсем сошел с ума. Let the music play!

Майкл Корчевий,
фронтмен гурту Roll Models

BRMC я начал слушать с первого альбома, еще в 2001 году. Меня, юного панк-рокера, тогда зацепил хит Whatever Happened to My Rock ‘N’ Roll и довольно долго эта группа у меня ассоциировалась только с этим треком.

В 2010 году мне зашёл сингл Beat The Devil’s Tattoo, гитарный риф которого я вообще считаю одним из лучших из когда-либо написанных, но потребовалось еще немного времени, чтобы я по-настоящему открыл для себя BRMC.

Сейчас я ценю группу не за рок-н-ролльный драйв и угар (как в треке Berlin, например), а за медитативные, завораживающие монотонные мелодии, которые буквально вводят в эстетский транс, (Gospel Song) или заигрывания с кантри в Ain’t No Easy Way. В музыке BRMC есть что-то шаманское, потустороннее, едва уловимое, что практически невозможно услышать сразу и точно не понять при беглом ознакомлении.

Новый альбом Wrong Creatures сначала показался мне неудачным, а потом я стал слушать его каждый день. Жду пятницу, чтобы заценить кинематографическую Spook, Echo (какой же там бас!) и битловскую Circus Bazooko.

СЛУХАЙТЕ ПЛЕЙЛИСТ ВІД ФАНІВ:

СЛУХАЙТЕ ПЛЕЙЛИСТ ВІД ФАНІВ: